Невидимые роботы
25 Дек
2021

Невидимые роботы

Роботы в рознице – чем обусловлена внезапная популярность этих решений у ритейлеров? В чем сложность внедрения? Какой софт выбрать? И какое будущее у данной технологии? Рассказывает Кирилл Филенков, руководитель направления роботизации компании Bell Integrator

 

Бизнес всегда будет выбирать решения, которые позволят делать дела бы­стрее, качественнее и за меньшие деньги. «В теории RPA-технологии должны предоставить бизнесу дан­ные преимущества, однако не все так гладко, – делится своими со­ображениями Кирилл Филенков, руководитель направления робо­тизации компании Bell Integrator. – Во-первых, подавляющее боль­шинство средств RPA платные, что означает ежегодные расходы на ли­цензии. С учетом курса доллара и уровня заработных плат в нашей стране порой проще нанять целый штат низкооплачиваемых сотруд­ников для рутинных задач, чем создавать и поддерживать роботов. Во-вторых, в России до сих пор рас­пространен бумажный докумен­тооборот, с которым роботизация попросту не справляется. Любая автоматизация закончится тог­да, когда заявления нужно писать от руки и согласовывать в «каби­нете номер 68 в соседнем корпусе в порядке живой очереди». По его словам, есть еще ряд причин, пре­пятствующих развитию RPA в на­шей стране, однако для понимания картины приведенных выше более чем достаточно.

 

Когда очные согласования документов стали практически невозможны, компании одна за другой начали меняться в сторону цифровиза­ции. «Как следствие, разработчи­ков, да и ИТ-специалистов в целом, не хватает, заработная плата хоть и не сильно, не во всех областях, но начала расти. Следовательно, все больше бизнес-процессов ста­новится возможно роботизировать, RPA становится все более выгод­ным, – поясняет Кирилл Филен­ков. – Однако, на мой взгляд, гово­рить о каком-то прорыве в данной области или «свежем взгляде» пре­ждевременно. Просто современные реалии изменились. RPA все чаще воспринимается как инструмент, позволяющий повысить качество бизнес-процессов и сократить фонд заработной платы, а не как «хип­стерская новинка».

 

В доковидные времена применение RPA подчас не только не снижало, а, наоборот, повышало стоимость производства. Разумеется, в таких реалиях не о каком массовом вне­дрении RPA и речи быть не могло. «Конечно, сказать, что RPA не при­менялось вовсе, будет некорректно, но долгие годы данная технология оставалась в нашей стране узко­специализированной и применя­лась точечно, по необходимости», – вспоминает Кирилл Филенков.

 

По мнению компании Bell Integrator, Опенсорсные решения по RPA сейчас стоят намного ближе к автоматиза­ции на языке программирования, чем к роботизации, однако не требуют затрат на лицензии. Обычно выбор довольно прост. Если организация готова платить за лицензии RPA, фонд заработной платы сотрудников, которых заменит робот, превышает зарплаты на лицен­зии – стоит выбирать проприетарный софт. Это позволит сократить трудоза­траты на создание и поддержку робо­тов, а также гарантирует поддержку вендора в дальнейшем. Также пропри­етарный софт следует применять при автоматизации в одном бизнес-процес­се сразу нескольких технологий: сайт, приложение, база данных, почта, офис­ный пакет и др. Проприетарный софт позволит использовать один и тот же подход к роботизации разных программ с использованием уже разработанных средств. При использовании опенсорс придет­ся создавать фреймворки для каждого приложения в отдельности. Несмотря на явные преимущества проприетарно­го софта, опенсорс также имеет свою область применения: обычно его используют при автоматизации рабо­ты браузера, а также Rest API. Данные задачи решаются уже довольно давно, и для их автоматизации существует целый ряд хорошо задокументирован­ных библиотек.

 

Звучит все это замечательно, но мы заметили вот что: некоторые ри­тейлеры, внедрявшие у себя RPA, потом высказывались в том духе, что технология закрепляет бардак в информационных системах, пре­пятствует их изменению в сторону большей упорядоченности. Вместо глобальной модификации попро­сту ставятся «заплатки».  Да, бардак вполне возможен, считают эксперты. Но не роботы тому виной. «Это происходит, когда орга­низация, которая взялась внедрять RPA, не имеет достаточной квали­фикации в разработке роботов, – объясняет Кирилл Филенков. – Пе­ред разработкой критически важно провести анализ текущих бизнес- процессов и не просто задокумен­тировать текущее положение дел, но и предложить пути оптимиза­ции производства. Наша компания и наши партнеры обычно тратят до 70% трудозатрат на анализ и до­работку бизнес-процессов и только 30% на разработку, тестирование, внедрение. Именно поэтому важ­но заказывать внедрение первых роботов у проверенных вендоров, а не пытаться построить отдел RPA самостоятельно».

 

Мы попробовали найти другие минусы технологии. Возможно, ее непросто внедрить? «На самом деле создать программного робота намного проще, чем автоматизи­ровать бизнес-процесс на любом из языков программирования. Это один из важнейших плюсов RPA», – парирует Кирилл Филенков. В идеале поддерживать программ­ных роботов способен даже со­трудник без глубоких знаний про­граммирования. Обычно сложности возникают на этапе анализа биз­нес-процесса и создания робота. Ка­чественный робот должен работать всегда, чтобы ни случилось. Завис­ло приложение, перезагрузился компьютер, не работает система – неважно. Робот должен попытать­ся сделать все, что от него зависит, чтобы выполнить процесс. Если процесс выполнить не удается, надо сообщить сотруднику о сбое посред­ством электронной почты, смс или даже звонка на телефон. «Из всего вышеперечисленного следует, что для создания качественных робо­тов на этапе анализа нужно про­работать максимально возможное число вариантов развития событий при выполнении бизнес-процесса, а на этапе разработки предусмо­треть максимально возможное чис­ло отказов, вплоть до удара молнии в сервер во время землетрясения, и это не шутка, – перечисляет Ки­рилл Филенков. – Поэтому процесс, который изначально выглядел, как обычная последовательность дей­ствий пользователя, состоящий из нажатия десятка клавиш да па­ры кнопок, в конечном итоге выли­вается в масштабного робота с сот­ней возможных действий на разных этапах процесса».

 

«В одной из организаций, наиме­нование которой я не буду называть из-за соображений конфиденциаль­ности, наша компания создавала робота, который выдавал справки 2-НДФЛ по запросу коллег, – вспо­минает подобный случай Кирилл Филенков. – Данный робот брал за­явку, формировал справку, заверял ЭЦП и отправлял коллегам. Изна­чально задачей занимался целый отдел, число сотрудников которого приближалось к сотне. Перед вне­дрением технологии заказчик захо­тел «устроить соревнование»: запу­стить робота вместе с сотрудниками и посмотреть, кто больше справок сформирует. Разумеется, у сотруд­ников не было шансов, они это по­нимали. Что они сделали? Не давали роботу задачи! Как только появля­лись заявки, их сразу же разбирали люди, даже если были очень загру­жены работой и не справлялись». Выглядит это как попытка сорев­новаться в скорости с автомобилем. С одной стороны, мы все проиграем, а с другой – никого сейчас почему-то не беспокоит, что он бежит намного медленнее феррари. На самом деле важно понимать, что RPA не конку­рент человеку. Он лишь помощник, который позволит освободить со­трудников от рутины. «С внедре­нием RPA рабочих мест станет даже больше, – полагает Кирилл Филен­ков. – Процесс смены профессий со­провождает человечество по мере его развития. К примеру, после изо­бретения автомобиля практически полностью исчезли профессии из­возчик, конюх и другие. Стало ли рабочих мест меньше? Конечно же, нет! Робот даст новый виток разви­тию технологий, который сократит рутинные задачи и создаст целый ряд новых профессий».

 

«Данная технология слабо применима в областях, где приня­тие решений сложно поддается ал­горитмизации, – добавляет Кирилл Филенков. – Роботы оперируют бу­левой алгеброй, если процесс мож­но описать как последовательность решений «да/нет», то процесс робо­тизируем. Если такое невозможно, то и RPA-технологии слабо приме­нимы».

 

«RPA становятся все более интел­лектуальными, сложность приня­тия решений возрастает. Однако, на мой взгляд, пока не будет создан искусственный интеллект, проры­вов в данной области ждать не сто­ит», – комментирует Кирилл Фи­ленков.

 

Полная версия статьи в журнале «Мое дело. Магазин» (октябрь-декабрь 2021)